Три примера соответствия личности занимаемому социальному статусу

SI RAN События в СИ РАН в зеркале документов и экспертных суждений май-сентябрь 2008 От составителя В конце мая — начале июня 2008 г при прохождении внеочередной аттестации научных работников в Социологическом институте РАН были признаны не соответствующими занимаемым должностям пятеро членов научного коллектива. В том числе: главный научный сотрудник, докт. Бачинин и ведущий научный сотрудник, канд. Меньше месяца спустя, приказом директора СИ РАН, чл. Корнев и старший научный сотрудник Протасенко были уволены по сокращению штатной численности, с 1 октября 2008 г. Эти и другие недавние события в жизни академического института вызвали довольно широкий резонанс в социологическом сообществе. В настоящую подборку включены некоторые документы, экспертные суждения и отклики на указанные события. Сентябрь 2008 Содержание: 1 Информация аттестационной комиссии июнь 2008 2 Письмо Докторова июнь 2008 3 Заявление Алексеева июнь 2008 4 Попытка объяснения мнение коллеги август 2008 5 Выступление Корнева июнь 2008 6 Обращение Елисеевой в профком июнь 2008 7 Консультативное заседание июнь 2008 8 Заявление Смирновой июнь 2008 9 Заявление Бачинина июль 2008 10 Письмо Шляпентоха июль 2008 11 Письмо Заславской июль 2008 12 Письмо Сарно август 2008 13 Открытое письмо Фирсова июль 2008 14 Аналитическая записка Саганенко сентябрь 2008 15 Экспертное суждение Ильина июль 2008 Приложения 1 Докладная записка сотрудников сектора июнь 2008 2 Заявление Ядова июнь 2008 3 Обращение Муздыбаева 4 Ответ Бачинина май 2008 5 Награждение и увольнение Корнева: сокращенная хронология событий май-сентябрь 2008 6 Краткая справка о составителе июль 2008 Ниже — документ, зачитанный председателем аттестационной комиссии, заместителем директора по научной работе. Клециным на заседании Ученого совета СИ РАН 17 июня 2008 г. Пункт повестки дня: «Об итогах аттестации научных сотрудников». Критериями оценки соответствия научного работника занимаемой должности выступали «Требования к квалификации по должностям научных работников научных учреждений, подведомственных РАН» и «Должностные обязанности по должностям научных работников научных учреждений, подведомственных РАН». Сводные таблицы указанных критериев приведены в Положениях 1 и 2 к данному документу. Никакие иные — теоретико-методологические, идеологические, конфессиональные, гендерные, возрастные, личностные и т. По результатам аттестации научного работника аттестационной комиссией могло быть принято одно из следующих решений: - соответствует занимаемой должности; - не соответствует занимаемой должности. Соответствующим занимаемой должности считался научный сотрудник, результаты деятельности которого за период, предшествующий аттестации, могли быть положительно оценены по каждому из критериев, включенных в «Требования к квалификации по должностям научных работников научных учреждений, подведомственных РАН» Оценка деятельности аттестуемого научного сотрудника по параметрам, содержащимся в «Должностных обязанностях по должностям научных работников научных учреждений, подведомственных РАН» считалась дополнительной и решающего значения при принятии решения не имела. При вынесении решения по каждому из критериев оценки соответствия научным сотрудником так! Всего за период с 27 мая по 11 июня внеочередную аттестацию прошли 55 научных работников Социологического института РАН. Решением аттестационной комиссии соответствующими занимаемой дорлжности были признаны 50 научных сотрудников, не соответствующими - 5 научных сотрудников: Алексеев Основания несоответствия: Алексеев Божкова занимаемой им должности. Соловьевой - должности младшего. Щелкина — должности главного научного сотрудника — теми же обстоятельствами, что и у Члены аттестационной комиссии: Докторова июнь 2008 Членам Ученого совета СИ РАН К заседанию Ученого совета Социологического института РАН июнь 2008 года Прошло 14 лет после моего отъезда в США, однако я продолжаю работать по проблемам, актуальным для российской социологии, выступаю на различных научных форумах, проводимых в стране, публикуюсь в ведущих московских профессиональных журналах, веду рубрику по современной истории российской социологии в известном питерском издании «Телескоп» и сохранил деловые и человеческие контакты с ведущими социологами России. Это позволяет мне следить за развитием ряда направлений в отечественной социологии и быть в курсе многих важнейших событий, протекающих внутри нашего профессионального сообщества. Полтора года назад мне была предоставлена возможность высказать на Ученом совете института свою оценку исследованию Мое сегодняшнее обращение к Ученому совету, обсуждающему решение аттестационной комиссии СИ РАН от 28. Алексеева занимаемой им должности ведущего научного сотрудника, обусловлено тем, что этот вопрос имеет прямое отношение к восприятию сделанного Суть моего видения роли аттестации научных сотрудников сводится к признанию того, что на определенном этапе жизненного пути и карьеры ученых само профессиональное сообщество вырабатывает отношение к ним, которое многократно важнее итогов любых квалиметрических процедур. Слабость оценочных алгоритмов особенно заметна при их использовании на небольших временных интервалах деятельности ученых и в тех случаях, когда речь идет о людях, работающих по активно развивающимся направлениям и не ориентирующихся на карьерные продвижения. Скажем, придание большого веса публикациям в ВАКовских журнал оправданно, когда речь идет о молодых ученых, работающих над диссертациями. Аналогичное можно сказать о системе «баллируемых» конференций и семинаров, в которых, как известно, сложившиеся ученые участвуют только в случае специального приглашения для прочтения пленарных докладов или руководства секциями. С другой стороны, многие аттестационные процедуры не учитывают того обстоятельства, что в последние годы развитие интернета привело к ослаблению значимости традиционных каналов научного общения и дало рост кредитным международным онлайновым изданиям и постоянно действующим форумам блогам по сложнейшим проблемам теории и методологии различных научных направлений. На мой взгляд, совокупность сделанного Алексеевым в социологии, его многочисленные публикации и особенно 4-томник «Драматическая социология и социологическая ауторефлексия», его гражданская позиция по многим сложным социальным и внутрипрофессиональным проблемам давно вывели его в ряд действительно авторитетных российских ученых и стали основой его широкой известности в социологической среде. Я знаю, с каким уважением относятся к нему Ядов, ученые других поколений. И потому, чем бы это ни оправдывалось, трудно представить себе, что после многих лет работы в качестве ведущего научного сотрудника Алексеев, продолжающий активные научные изыскания и демонстрирующий заинтересованное, неформальное отношение к делам нашего социологического сообщества, вдруг прекращает соответствовать требованиям, предъявляемым к специалистам этой категории. Мне не известны критерии, на основании которых было вынесено рассматриваемое решение, и я не готов обсуждать ни причины его появления, ни его возможные последствия для Ассоциированный сотрудник СИ РАН, доктор философских наук, профессор Борис Докторов Фостер Сити, США 14 июня 2008 г. Алексеев зачитал свое заявление от 6. Алексеева июнь 2008 В Ученый совет Социологического института РАН Председателю Ученого совета, члену-корреспонденту РАН, директору СИ РАН Елисеевой Ученому секретарю. Быстровой Заявление Настоящим довожу до сведения Ученого совета свое несогласие с итогами проведенной внеочередной аттестации научных сотрудников, в частности, в отношении себя лично. В соответствии с п. На заседании аттестационной комиссии СИ РАН от 28. Клецина, было принято решение о несоответствии Алексеева занимаемой им ныне должности ведущего научного сотрудника. За это решение проголосовали 4 члена комиссии, 1 — против и 1 воздержался. Основания для такого решения мне официально сообщены не были, как не было высказано и рекомендаций о дальнейшей профессиональной деятельности. Могу лишь предположить, что при решении моего вопроса комиссия руководствовалась не теми квалификационными требованиями, что представлены в ныне действующем «Квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и других служащих», утвержденном Постановлением Минтруда РФ от 21 августа 1998 г. Тут следует заметить, что вообще вопрос о внедрении этих новых квалификационных характеристик является спорным. Но, оставляя пока в стороне этот юридический казус существенный скорее для суда, чем для Ученого советая выражаю несогласие с настоящим решением аттестационной комиссии, которое полагаю дискриминационным. Оно обусловлено, возможно, моим возрастом, или же иными обстоятельствами, но, как я считаю, никак не продуктивностью или качеством моей профессиональной деятельности. Прошу Ученый совет: - при обсуждении итогов аттестации научных работников, ознакомиться с моим аттестационным делом и высказать свое отношение к решению аттестационной комиссии в отношении Алексеева Ведущий научный сотрудник СИ РАН. Алексеев 6 июня 2008 г. Бачинин обратился с энергичным заявлением, в адрес, правда, не Ученого совета, а дирекции института, непосредственно после объявления решения аттестационной комиссии 4. Бачинин на данном заседании Ученого совета не присутствовал, однако его заявление также было зачитано. Здесь уместен вопрос — почему «не соответствующими занимаемым должностям» оказались именно названные двое сотрудников? Вот как отвечает на этот вопрос один из наших коллег: 4 Попытка объяснения мнение коллеги …Убедительного ответа на вопрос, почему именно Бачинин не были аттестованы, от самой комиссии сотрудники не получили. Позже, когда состоялось уже и увольнение обоих, удалось придти к следующим объяснениям, весьма правдоподобным и близким к по логике к механизмам реформирования, описанным Из расчета на сокращаемую штатную единицу и в логике «отнять и поделить». Для Алексеева, притом, что его научная продуктивность тоже весьма высока, роковую роль сыграла, как полагают многие, его активность как члена Ученого совета института. Шаги администрации, направленные на низведение Ученого совета до роли декорации коллегиального органа, постоянно наталкивались именно на его противодействие и требование соблюдения Устава института, Положения об Ученом совете и других нормативных документов. Нередко он получал среди членов Ученого совета поддержку, но лидером «правдоборчества» в СИ РАН был, безусловно. Алексеев, а также присутствовавшие на заседании проф. Максимов, выразили несогласие с результатами аттестации. Бачинина и б Однако постановка этих вопросов на голосование была заблокирована председателем Ученого совета Корнева июнь 2008 Из расшифровки аудиозаписи заседания Ученого совета СИ РАН 17. Самым парадоксальным и абсурдным представляется то, что два сотрудника института. После этих шокирующих событий я захотел кое-что выяснить. Алексеева я знаю много лет, … неразб. Андрей Николаевич — пионер и разработчик целого направления — наблюдающего участия, и это вошло в арсенал социологии. Но тут я полез в Интернет. Есть такой сайт — «Архипелаг», это сайт российского экспертного сообщества, который работает по целого ряда ключевым для России направлениям, причем эти работы носят характер программ, рассчитанных на несколько лет, 2003-2008 год. Это сообщество на «Архипелаге» включает фигуры, многим знакомые, это: Генисаретский, Вишневский - демограф, Гольдмахер, Перелыгин, который был директором Центра стратегических исследований. Там решаются и проекты миграционной политики, регионального развития, идеологического развития, этнической политики и т. Эти люди его включили как человека с потенциалом и с багажом эксперта, который уже проявлен. На сайте представлены публикации всех членов этого сообщества, и второй блок — это публикации тех, кого рассматривают как мировых экспертов развития. Там вся элита социологическая, там и Кастельс, и Гидденс, и Валлерстайн, Андреев, Бердяев. Вряд ли кто-то из нас и я до недавнего времени знает об этом стороннем оценивании эксперта Бачинина. На сайте выложено 28 печатных его работ, научных, за отчетный период 2003-2005 годы. И это работы, которые мне чрезвычайно интересны. Мне кажется, что мы просто проморгали или у нас хорошие шансы потом заметитьчто Бачинин является очень интересным исследователем, который нашел способ включения в анализ социальной реальности, социальной проблематики всего арсенала, наработанного художественной литературой, и он это органично использует. На мой взгляд, то, что сегодня произошло, свидетельство того, что мы оказались заложниками несовершенной системы оценивания деятельности научных сотрудников, которая еще совсем сырая. Причем вы обращение к членам аттестационной комиссии — Получается, что мы всех научных сотрудников оцениваем как единицы, к каждой из которых прилагается весь спектр требований. На мой взгляд, было бы разумно ориентироваться на построение такого научного коллектива, в котором есть люди, функционально наиболее сильные в своих областях. У нас в институте наверно было бы чрезвычайно полезно заполучить специалиста по оформлению грантов. Каждый сам делает эту работу, и в системе ПРНД эта трудоемкая работа никакой оценки не получает. У нас никакой оценки не получает организационная работа по проведению полевых исследований. Поэтому тот научный сотрудник, который берет на себя организационные работы по гранту, по организации поля, он совершенно неизбежно теряет временной ресурс, силы, которые он наряду с другими претворил бы в публикации. Та модель, которую нам предложили, это модель не построения научного коллектива, где все взаимодополняемы, это другая модель. Это модель разрушения, а нужна модель созидания. И год тому назад, когда я подавал Вам, Александр Афанасьевич, Вам, Ирина Ильинична Елисеева. И вот сегодня мы с ними столкнулись. Вот на это, на мой взгляд, надо посмотреть: не говорить, что мы следовали букве. Получилась ерунда, надо посмотреть, что в этой процедуре, логике, правилах стало причиной этого абсурда. И когда год назад я предлагал институту подать заявку руководству Академии наук о проведении социологического сопровождения этой инновации… почему в сектор социологии инновации я обращался с этой идеей. Я, предполагая, старался упредить в нашей деятельности экспертной и, может быть устранить на чужом примере, а не на себе… Сейчас мы на себе все это испытали, несовершенство всей этой процедуры. По-видимому, это не кризис двух научных сотрудников, а кризис той модели развития, которую нам предложили, которая заложена в процедуру оценивания, в ПРНД и т. Надо отрефлексировать то, что произошло. Корнева на заседании Ученого совета СИ РАН 17. Три предложения для оценки Ученым советом результатов проведения аттестации: 1. Ориентироваться при сокращении штатной численности. Сделать основания решений при аттестации открытыми. Для этого поместить в библиотеке СИ РАН материалы, представленные на аттестацию каждым - для того, чтобы снять вопросы об избирательности применения критериев оценки. Провести инициативную экспертизу системы ПРНД показатели результативности научной деятельности. Корнева на Ученом совете дорого ему обошлось. Увольнение четверых сотрудников напомним: Протасенко состоялось «как положено»: сначала приказ директора о сокращении определенных ставок в штатном расписании 20. Лишь некоторое время спустя коллективу стали известны составленные, судя по всему, задним числом, документы, в которых предъявлено административное обоснование увольнения именно этих сотрудников. Елисеевой в профком июнь 2008 В профком СИ РАН От Елисеевой Мотивация предложения об увольнении Алексеева состоит в том, что в группе динамики социального сознания интересно, что название группы указано неверно. Мотивация предложения об увольнении по сокращению Бачинина состоит в том, что в связи с введением нового штатного расписания сокращается должность главного научного сотрудника сектора теории и методологии. Мотивация предложения об увольнении Корнева состоит в сокращении должности ведущего научного сотрудника сектора проблем городского образа жизни, где в настоящем имеется так! Преимущественным правом оставления в этой должности обладают Протасенко, не имеющей ученой степени, состоит в том, что сокращается должность старшего научного сотрудника в секторе социально-культурных изменений, где в настоящее время существует две должности старшего научного сотрудника. Преимущественным право оставления в этой должности обладает Директор СИ РАН, член-корр. Еремичева, а исполняющий обязанности руководителя сектора Травин, о чем директор института не может не знать. В нижеследующем документе предъявляется уже несколько иная аргументация. Присутствовали: председатель профкома Браславский По оценке администрации представленный профкомом документ не содержит мотивации вынесенного профкомом решения о несогласии с увольнением по сокращению штатов членов профсоюза Алексеева В устном разъяснении выяснилось, что мотивами данного решения выступила высокая оценка некоторыми членами профкома профессиональной деятельности указанных выше научных сотрудников, их известность и авторитет среди социологической общественности. Представители администрации заявили, что они также высоко оценивают роль работ и личный вклад Алексеева В институте за последние десятилетия сложилась уникальная ситуация, когда многие профессиональные социологи ведут разработку своих тем едва ли не в полном одиночестве! В условиях третьего этапа реформирования РАН, и грядущего перехода к финансированию институтов РАН через госзаказ, очевидна необходимость сужения и жесткого отбора тематики проводимых в СИ РАН исследований в соответствии с разделом VIII Приложения I «Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008-2012 годы» распоряжение Правительства РФ от 27 февраля 2008 г. В документе - ошибка! Правильно: Раздел VIII Приложения 2 к указанной программе. Грядущее в конце 2008 года формирование нового плана научно-исследовательской деятельности СИ РАН на перспективу так! Председатель профкома Браславский Почему и понадобилось последующее «консультативное заседание» представителей профкома и администрации Заседание профкома СИ РАН, собравшегося вновь 26 июня 2008 г. Максимов — накануне заявил о своем выходе из состава профкоматеперь уже единогласно поддержало во изменение своего предыдущего решения проект приказа об увольнении всех четверых указанных сотрудников. Тем же числом 26. В уведомлениях об увольнении всех четырех сотрудников - стандартная фраза: « Вакантные должности, соответствующие Вашей квалификации, отсутствуют». Председателем этого совета, не далее как в апреле 2008 г. На этом заседании произошли следующие неординарные события. Смирновой июнь 2008 Председателю Диссертационного совета СИ РАН А Бачинину от члена совета - доктора социологических наук, профессора Смирновой Елены Эмильевны Заявление Информирую председателя диссертационного совета и своих коллег о моем выходе из Совета. Меня побуждают к этому следующие обстоятельства. Решения аттестационной комиссии и директора Социологического института РАН поставили под сомнение квалификацию экспертного сообщества института, не аттестовав председателя Совета Таким же образом необоснованно не был аттестован Алексеев Оставляя за пределами обсуждения этические аспекты деятельности аттестационной комиссии и дирекции института, заявляю, что профессиональная деятельность в условиях явно выраженного недоверия к экспертам становится бессмысленной. Я не считаю возможным состоять в Диссертационном совете в институте, в котором члены экспертного сообщества, признанные официальными организациями и научным окружением, могут быть изгнаны по административным соображениям. Бачинина июнь 2008 В Объединенный совет по защите докторских диссертаций при Социологическом институте РАНпредседателя Совета Бачинина Владислава Аркадьевича Заявление Уважаемые коллеги, члены Совета! Обращаюсь к вас как председатель объединенного Совета по защите докторских диссертаций при Социологическом институте РАН. Несмотря на то, что я мог бы исполнять обязанности председателя на протяжении всего срока существования Совета, я намерен сложить с себя эти полномочия. Причины и мотивы данного решения следующие. В настоящее время руководство института в лице директора института Елисеевой, заместителя директора Клецина, заведующего сектором Каныгина, председателя профкома Браславского развернули активную деятельность, направленную на моральное разложение коллектива. Аморализм и беспринципность их обращения с высококвалифицированными научными сотрудниками, откровенный цинизм проводимых ими административных акций, полное игнорирование общественного мнения, попустительское и одновременно покровительственное отношение к клеветникам Если учитывать, что наука — вещь тонкая, а отношения между учеными — материя весьма деликатная, то становится понятным, что в обстановке грубой демагогии со стороны директората, насаждаемого имморализма, неуважительного отношения к коллегам, попирания их прав и человеческого достоинства невозможны ни нормальное развитие творческого потенциала сотрудников, ни нормальная подготовка молодых ученых, ни вообще нормальная научная, творческая жизнь В сложившихся условиях, когда полным ходом идет сознательно направляемый администрацией и профкомом процесс морального растления коллектива, совершается целенаправленная духовная самодеструкция института как академической структуры, я считаю невозможным для себя занимать пост председателя Совета, слагаю с себя эти полномочия и выхожу из состава Совета. Главный научный сотрудник, доктор социологических наук, Профессор, академик Академии гуманитарных наук Бачинин 1 июля 2008 г. Решение было отложено, поскольку двое из предполагавшихся оппонентов проф. Ядов письменно информировали Совет о своем отказе быть у Каныгина оппонентами. Тем временем, ряд известных ученых устно или письменно заявили о своем отношении к происходящим в СИ РАН событиям. Первый отклик — Докторова - уже был приведен раздел 2. Часть из последующих - см. Шляпентоха июль 2008 Президенту Российской Федерации Дмитрию Анатольевичу Медведеву Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Я надеюсь, что Вы не сочтете мое обращение к Вам неуместным. В 60-70 годы я был активным участником создания советской социологии и, хотя я эмигрировал из СССР в 1979 году, я по прежнему глубоко вовлечен в жизнь моих дорогих российских коллег. Каждый их успех меня глубоко радует и каждое неприятное известие о их жизни меня огорчает. Недавно я узнал, что один из самых замечательных российских социологов Андрей Николаевич Алексеев бесцеремонно вышвырнут из Социологического Института РАН в Санкт-Петербурге, где он работал с момента его основания. Эта весть ошеломила всех уважаемых в стране социологов, в том числе таких ее всемирно известных ученых как Владимир Ядов и Игорь Кон, чьи имена, я уверен, Вы знаете. Для серьезного возмущения у них, как и у меня, есть все основания, тем более Алексеев был моим ближайшим сотрудником в Новосибирском Академгородке, в котором я руководил первыми в истории страны всесоюзными опросами читателей центральных газет. Алексеев принадлежит к очень небольшой группе истинно творческих ученых, постоянно вовлеченных в инновационный процесс в науке. Таких людей крайне мало и в США, и в Европе, и где-либо в мире. Я это понял из своего западного опыта. Дело не в числе публикаций Алексеева оно огромно—200а в том, что многие из них глубоко оригинальны и плодотворны, вызвали интенсивные дискуссии и оставили яркий след в истории российской науки. Но мое глубокое восхищение Алексеевым вызвано не только его высоким статусом в реальной науке. При всей моем восхищении многими российскими социологами я, пожалуй, почти не могу назвать ни одного имени кроме покойного Юрия Левадыкоторый был так поглощен желанием внести свой вклад в прогресс общества, был бы готов пожертвовать ради этого своей карьерой и благополучием. Может быть, Вы согласитесь со мной, что отважных и бескорыстных людей на белом свете крайне мало, Алексеев относится именно к этой редчайшей породе людей. И вот, словно в подтверждении старой печальной мудрости — ни одно доброе дело не остается безнаказанным, — Алексеев изгнан из своего родного института. Никто из моих друзей в России не сомневается, что возраст Алексеева, продолжающего активную и плодотворную научную деятельность, является только поводом для избавления от колючего, смелого и яркого ученого. Дмитрий Анатольевич, такие люди как Андрей Алексеев, ох как необходимы Вам. Профессор социологии Мичиганского Университета Владимир Шляпентох Посылаю Вам свои мемуары о моей советской жизни. Прилагаю справку об Заславской июль 2008 Директору Социологического института РАН члену-корреспонденту РАН Елисеевой Уважаемая Ирина Ильинична, Не могу не поделиться с Вами крайней озабоченностью по поводу событий, происходящих в руководимом Вами институте. Я имею в виду предстоящее или уже свершившееся? Недоумение вызывают как выбор увольняемых сотрудников среди которых некоторые лучшие представители петербургской социологической школытак и процедура их увольнения, напоминающая худшую советскую практику. Алексеева я знаю с конца 1960-х гг. Уже там он успел проявить себя и как глубокий исследователь, и как убежденный демократ, отстаивавший прогрессивные ценности в борьбе с авторитарным режимом. В дальнейшем же он стал одним из наиболее ярких известных российских социологов. Глубокого уважения заслуживает, на мой взгляд, и занятая Алексеевым активная позиция в связи с недавним конфликтом вокруг социологического факультета МГУ. Увольнение видных, уважаемых и успешно работающих членов российского социологического сообщества, мотивируемое несоответствием тематики их исследований будущему направлению института, на мой взгляд, не выдерживает критики, да и вся процедура этой акции производит странное и тяжелое впечатление. Признаюсь, что происходящее сейчас в СИ РАН трудно совмещается с моим представлением о Вас как крупном ученом, высоко порядочном человеке, представителе истинно петербургской культуры. Сложившаяся ситуация, как мне кажется, может нанести большой урон и репутации Института. Ответа на это письмо Татьяна Ивановна не получила. Сарно август 2008 Елисеевой Уважаемая Ирина Ильинична, как мне кажется, я понимаю значимые грани ДТП, недавно потрясшего Вас лично институт, который в памяти многих — флагман демократии и свобод. Для меня в близости к этому Институту, в сопричастности его миссии заключалась человеческая гордость, существенная часть моего человеческого достоинства; при этом я привык уважать Вас и чувствовать Ваше уважение. Это заставляет меня обратиться к Вам, заставляет обратить Ваше внимание на некоторые обстоятельства, существенность которых, возможно, скрыта ошеломлением новых персональных противостояний, суматохой дня, когда лицом к лицу лица не разглядеть. Конечно же, не Вы инициатор увольнения сотрудников института. Вы, как подсказывают мне чувства, выбираете себя солдатом, вынужденным выполнять команды офицеров: все равно из 55-ти 5-ть человек пострадает. Вы сделали себя жертвой приказа: пусть теперь кое-кто руки не подаст, но институт кое-какой сохранился. Только нужен ли теперешний институт с его новым запахом, даже тем, кто там схоронился. Разделяю Ваше отчаяние, задача без жертв невыполнима. Но есть вариант, который использовал Лавриков — «жертва собой», раз уж без таковой не обойтись. Как Вы помните, далеко не все приказы он выполнял. И если в институте возникал конфликт, подобный ИС РАН, то он всем остатком своих сил вставал именно по обе стороны баррикады, ложился костьми, чтобы поддержать «ядерный паритет» между противоборствующими. В итоге, у сотрудников исчезли иллюзии, что есть хоть малейший смысл в «войне до победы», что есть шанс выдавить из института конкурирующую группировку. Конечно, в глазах многих он выглядел нелепым, был награжден прободной язвой, но в итоге-то он оказался ЛАВРИКОВым. Получается, ради репутации института он приносил в жертву свою репутацию. Еще несколько слов о репутации института. Не в последнюю очередь она сформирована тем, что здесь родилась Драматическая социология, социология наблюдающего участия. Значение этого события еще не осмыслено мировой социологией в нужной мере; уверен, мы с Вами будем свидетелями заслуженного международного признания. Когнитивные структуры научного наблюдения естественно встраиваются в ткань социальной практики, создавая неизбежные напряжения конструктивного развития, принуждая эту практику к реформам, к сокращению разрыва между показным кодом и функциональным кодом реальности. Драматическая социология уже показала себя одним из действенных инструментов российских реформ, разоблачавших показной код хорошо нам с Вами знакомого «социализма». Социолог берет в руки зеркало и подносит его прохладу к лицам функционеров, ликам организаций. Те, у кого серьезная дистанция между «показным» и «реальным» - взрываются, либо пытаются разбить зеркало. Сознаюсь, при первом знакомстве с драматической социологией у меня вспыхнуло шахматное восхищение не без зависти: да ведь теперь Алексеев любому администратору ставит детский мат, попадает в категорию неприкасаемых. Он везде и всех может всерьез изучать, и кто же в ответ решится уволить Совесть, кто же своими руками учинит себе экспертное заключение: «я — такой-то, не совместим с совестью, в чем и расписываюсь». Но даже если камень преткновения — воздействие Алексеева на студентов и аспирантов, то и в этой функции он более чем на высоте: по крайней мере на кафедре Управления персоналом ранее - кафедра Социологии труда СПбГУЭФ в курсе методики и техники социологических исследований всегда детально излагалась методика наблюдающего участия, разработанная и введенная в практику Андреем Николаевичем. Около 20-ти лет я лично читал этот курс. Так что только мною сотни студентов ознакомлены с разработками этого креативного автора. Около десяти, подготовленных мной аспирантов серьезно изучали опыт наблюдающего участия. То же самое могут сказать о себе профессор д. Файбушевич и ряд других профессоров и доцентов СПбГУЭФ. Мне известно, что не только в названном вузе студентами и аспирантами изучаются работы Андрея Николаевича. Не думаю, что большинство сотрудников СИ РАН может похвастать столь интенсивным воздействием на студентов и аспирантов. К сожалению, я еще недостаточно знаком с работами Протасенко последнего временино когда видишь документы включая материалы Ученого совета СИ РАН от 17 июня, соответствующие протоколы административно-профсоюзных заседаний, аттестационные характеристики и списки научных трудовникак не уйти от впечатления, что отбор кандидатур для увольнения по сокращению штатной численности - предвзятый. Уважаемая Ирина Ильинична, я нередко видел Вас в ФинЭк'е на этической высоте, многим памятно, как Вы не позволяли увольнять Эвелину Карловну, невзирая на ее преклонный возраст; Ваш естественный стиль - белые одежды. Ваш коллега — Сарно Тампере, Финляндия 17. Ответа на свое письмо Фирсова июль 2008 Сердца горестные заметы Есть множество обстоятельств, связывающих меня с прошлым и настоящим СИ РАН. Директор-организатор и первый выборный директор Санкт-Петербургского филиала Института социологии АН CCCР преобразованного в Социологический институт РАНчлен совета по защите социологических диссертаций, наконец, человек, инициировавший учредительство Европейского университета в Санкт-Петербурге этим филиалом, я, что называется, кровно заинтересован в высокой репутации СИ РАН. С другой стороны, как член социологического сообщества Санкт-Петербурга, я всегда содействовал его сплочению и не мог обходиться без его поддержки. С позиций двух названных ипостасей опыт старожила российской и петербургской социологии и чувство профессиональной солидарностикоторые, смею думать, непротиворечиво уживались во мне, я попытался взглянуть на июньские июльские события в СИ РАН, связанные с аттестацией сотрудников и увольнением части из них по мотивам сокращения штатной численности. Названные события носят далеко не камерный характер и потому не могут не волновать всякого, кто небезразличен к судьбам отечественной общественной науки. СИ РАН — дитя перестройки. Это было время, когда многие, если не все, хотели как лучше, и делали многое для того, чтобы было лучше, даже вопреки грузу старых убеждений и правил. Составляя проект решения Президиума Академии наук 1989 г. Ядов и автор этих строк включили туда пункт о выделении дополнительной квоты 20 человек в добавление к 55 сотрудникам, переводившимся из ИСЭП АН СССР. В обосновании было сказано, что квота предназначается для высококвалифицированных социологов, оказавшихся за бортом социологического сообщества вследствие преследований и административного произвола, а также для активистов-организаторов общественных движений. За счет этой квоты для работы в филиале были, в частности, приглашены Потому моя нынешняя личная тревога за их судьбу является для меня естественной. Их увольнение — одно из типических проявлений повсеместно наблюдаемой эрозии принципа справедливости. На академическую среду сильно влияет ее интенсивное огосударствление. Эта среда опять начинает жить ради сохранения государства вместо того, чтобы служить обществу. Остальное легко достроит социологическое воображение, если его носители не страдают от сирингомиелии - утраты болевой и температурной чувствительности. Сокращаются должности, которые безмятежно занимали яркие и заметные фигуры социологического сообщества. Имена этих людей известны в городе и стране, их научные и гражданские заслуги признаны, именно они формируют репутацию института, а не наоборот! Их творческие показатели превосходят средний научный уровень института. Еще совсем недавно им рукоплескали в характеристиках, представляли к грамотам РАН, а потом все изменилось. При чтении документов профкома СИ РАН в памяти всплывает одно из впечатлений советских лет. С каждым годом система стремилась все многоцветие жизни свести исключительно к черным и белым тонам. Внутри системы постепенно выкристаллизовывались и отбирались своеобразные «те люди», которые занимались «тем, чем положено», и «так, как положено». При этом вне системы оставались «не те люди», кто занимался «не тем, чем положено» и «не так, как положено». Когда все мы оказались во второй категории, система рухнула. Однако сегодня многочисленные ветви власти снова движутся по привычному советскому пути. Это воспоминание имеет непосредственное отношение к событиям, о которых я пишу. Уж слишком много ворчаний прорывается сквозь строки официальных документов: и работают речь об увольняемых едва ли не одиночку, и темы выбрали, сомнительные с точки зрения громадья планов института на ближайшую перспективу… Правда, объективности ради, «некоторые» люди высоко оценивают научную деятельность Корнева, их известность и авторитет среди социологической общественности. Вот, подумал я, и положиться бы на это обстоятельство. Но на первый план выдвинулись служебно-государственные заботы: впишутся ли увольняемые в грядущий «госзаказ», смогут ли пройти жесткий отбор тематики исследований на предстоящее четырехлетие. Конечно, мои представления о потенциале коллектива института и отдельных исследователей могли заметно устареть за последние годы, но все-таки никого из четырех увольняемых Протасенко я не могу представить себе согнувшимися под непосильной тяжестью и беспрецедентной сложностью задач, вытекающих из раздела VIII Приложения 2 «Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008-2012 годы». Так называется документ, требованиям которого отныне должны соответствовать планы Социологического института РАН. Большинство академических сотрудников свободные люди, преисполненные чувства собственного достоинства, знающие свои права, способные защищать себя от несправедливого отношения, одним словом, вполне и давно сложившиеся личности с развитым гражданским сознанием, богатейшим опытом научной деятельности последнее обстоятельство даже как-то неудобно повторять. Вчитавшись в строки корневских писем, я ощутил, с каким самообладанием, скрывая накипевшую горечь от незаслуженной обиды, он пытается добраться до истины и отстоять свою правоту! Ведь в одночасье рассыпался его жизненный мир, произошло, крушение надежд и планов, принудительное отлучение от любимого дела я знаю, с каким упорством и трудом он восходил к вершинам социологической профессии, начав с белого листа в свои сорок. А ему в ответ произносят «чеканные» слова: Нарушения ваших трудовых прав не усматривается! Принятое решение об увольнении всесильно, потому что оно верно! Трудовой кодекс документ не для слабонервных, но, с другой стороны, трудно соглашаться с таким способом подведения черты под десятилетиями верного служения избранной профессии. В свое время 1986 г. В нем, в частности, нашел отражение принцип, согласно которому социолог был вправе опираться на поддержку и помощь Советской социологической ассоциации ССАее органов и отделений на местах в создании условий для своей профессиональной деятельности, защите своего профессионального достоинства и чести. Не идеализируя этот документ в качестве регулятора профессионального поведения, можно сказать, что будь он принят вскоре после учреждения ССА, с его помощью наше сообщество могло бы вмешаться в судьбу многих своих членов, защищая их от разных форм административного бесчинства и гонений. Как ни парадоксально, но переживаемая нами эпоха в еще большей степени актуализирует проблему нравственной ответственности ученых за судьбы своих товарищей по профессии, за состояние своей науки. Соглашусь с профессором Ильиным, который считает, что право продолжать профессиональную жизнь а именно это право в рассматриваемом случае оказалось нарушенным связано с возможностью и условиями контролировать вертикаль академической власти, иначе не добиться гарантий признания твоих научных заслуг, твоего лидерства в порождении актуальной научной мысли, твоего права на творчество. Всех нас ожидает уход на заслуженный отдых по старости, по мере приближения к ней возрастает вероятность стать невольной жертвой организационных пертурбаций, внезапных осложнений изменений в привычном, казалось, течении академических дел. Однако эти процессы, как и сами «ритуалы», связанные с естественным окончанием трудовой деятельности или с риском, оказаться в числе увольняемых по сокращению штатной численности, не должны быть безжалостной демонстрацией отчуждения от живых, разумных, тонко чувствующих фальшь и неискренность людей. Кстати, тот же Корнев, в предчувствии неурядиц вследствие общеакадемической кампании по сокращению численности академических учреждений, предлагал озаботиться разработкой технологии смягчения возможных конфликтов на этой почве. Чем не тема для раздела VIII Приложения 2 «Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008-2012 годы»? Декомпрессия нужна не только водолазам и океанологам, но и академическим сотрудникам, расстающимся с привычной средой жизнедеятельности. Иначе, кровь из ушей польется… 4. Обществовед, гуманитарий существо творческое, потому труд социологов в стенах академических учреждений должен в значительной мере опираться на правила жизни творческих союзов, на примат индивидуального творческого труда и учет особенностей индивидуального таланта, персоны ученого. Когда создавался Ленинградский филиал Института социологии Академии наук, я как директор-организатор отказался от советской практики работать по обезличенным коллективным подрядам и сказал всем сотрудникам, что план филиала будет составлен из того, что каждый умеет, хочет и предлагает исследовать. Обязанность дирекции я видел в том, чтобы из продуманных индивидуальных заявок, сконструировать основные направления научной деятельности филиала. В итоге все получилось, вызвав удовлетворение индивидуальных творцов и одобрение тогдашнего Отделения философии, права и социологии Академии наук. Говоря иначе, филиал был выведен на научную орбиту на топливе научных дарований отдельных ученых. Отсюда для меня свое мнение я никому не навязываю ученый-«одиночка» - базовый и полноценный элемент научной структуры, если, конечно, у него есть исследовательский дар и готовность принести его на алтарь общего дела. Еще один случай, который говорит о пользе поддержки и развития индивидуальных научных склонностей, связан с Европейским университетом в Санкт-Петербурге. Аспиранты сами выбирают и предлагают темы своих диссертационных исследований, привыкая к самостоятельности научного поиска и личной ответственности за качество исследовательского труда. При прочих равных условиях я всегда отдавал и отдаю предпочтение тем, кто одержим собственными научными идеями, и ведет поиск истины на свой страх и риск. Потому и тревожусь я за судьбу увольняемых из СИ РАН настоящих ученых. Фирсов, доктор философских наук, почетный ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге 18 августа 2008 г. Елисеевой, что подтверждено адресатом. Саганенко сентябрь 2008 В Отделение общественных наук Российской академии наук Академику-секретарю, ак. В Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук Председателю Центра ак. Алферову О положении дел в Социологическом институте РАН основные позиции Подготовить Аналитическую записку для вышестоящих инстанций РАН и обратиться к общественности побудили меня нелегитимные, обескураживающие и даже оскорбительные для достоинства участников события, происходящие в последние месяцы в Социологическом институте РАН. Пусковым механизмом кризиса стали три основных нововведения РАН, которые разработаны были вроде бы для того, чтобы повысить результативность деятельности в академической структуре. Речь идет об Оценке результативности научной деятельности, о Внеочередной аттестации, о Сокращении численности научных сотрудников. По сути, эти инициативы в СИ РАН использованы группой сотрудников во главе с заместителем директора Клециным, имеющих в целом скромные научные результаты, но значительные административные ресурсы, для устранения из института своих конкурентов - профессионально сильных, высоко авторитетных в научном сообществе, но не обладающих административным ресурсом коллег. К сожалению, директор СИ РАН Елисеева оказалась под влиянием своего заместителя и его команды, именно ее руками была осуществлена незаконная и аморальная «спецоперация». При этом все общественно-научные структуры СИ РАН профком, аттестационная комиссия, комиссия по надбавкам не выступили гарантами добросовестности и справедливости, заинтересованными прежде всего в повышения эффективности института и создании достойного морально-психологического климата. Став в 2005 г. Елисеева ни разу не организовала обсуждения перспектив развития института, не представила научному коллективу и своего собственного видения этого вопроса. Принципиальные решения по вопросам планирования, реорганизации, структуры института готовятся узким кругом лиц, а Ученому совету оставляется скромная роль внесения мелких редакторских поправок. Администрация СИ РАН шаг за шагом лишает Ученый совет СИ РАН профессионально-академических функций, превращая его в номинальный декоративный элемент административной машины Идет закрытое от «посторонних глаз» реформирование СИ РАН под неведомые научному коллективу цели. Характерный пример: в утвержденном в высших академических инстанциях и зарегистрированном Уставе СИ РАН в какой-то момент появились принципиально новые формулировки основных научных направлений института по сравнению с утвержденными Общим собранием института в январе 2008 г. В последнее время Ученому совету категорически не дают внести свой вес вклад. Именно так было на заседании 20. Бачинина по существу диффамационный документ, вызвавший возмущение многих сотрудниковтак было на заседании 17. В результате Ученый совет постепенно теряет свой экспертный потенциал, и в серьезной ситуации оказывается несостоятельным в качестве серьезного коллегиального органа. Несмотря на то, что Институт называется социологическим, в нем работают всего два доктора социологических наук. Причем оба доктора и профессора -. Бачинин не являются членами Ученого совета Института. Более того, их деятельность игнорируется или подвергается депривации. Однако их продуктивность — одна из самых высоких в Институте: так, Бачинин — автор свыше 50 монографий книг. Не учитывается в том числе в системе подсчета ПРНД продолжительный и продуктивный научно-педагогический опыт тех весьма немногих сотрудников в частности, Гилинского которые имеют почти двадцатилетний фактически максимальный стаж преподавания социологии. Несмотря на то, что в документах РАН подчеркивается как основная цель развитие и фундаментальных, и прикладных исследований, в СИ РАН игнорируется и даже, более того, подвергается обструкции прикладная деятельность сотрудников института: Алексеева — в научно-исследовательском центре «Мемориал», Бачинина - в гражданских христианских организациях, Корнева - в социальном картографировании и жилищной политике Санкт-Петербурга, Протасенко — в муниципальных и городских структурах, Саганенко - в социальной политике в сфере противодействия наркомании и в изучении современных тенденций в образовании. При всем том, что в Институте ведутся разнообразные разработки прикладного характера, в том числе касающиеся города, руководство института даже не делало попыток представить Администрации Санкт-Петербурга социологическое видение актуальных социальных проблем города в виде аналитических записок. Венцом деструктивного руководства стало сокращение четырех ведущих научных сотрудников института - Главный научный сотрудник, доктор социол. Бачинин не аттестован как простой «двоечник» и уволен из СИ РАН. В таких условиях Бачинин подал заявление в ВАК о выходе из состава диссертационного совета. В знак протеста против циничных манипуляций со стороны администрации Социологического института из состава диссертационного совета вышла профессор социологического факультета СПбГУ Тем самым автоматически поставлен под вопрос статус совета по защите докторских диссертаций при СИ РАН. Новый директор института Елисеева — известный в стране специалист в области статистики и демографии, прежде не работавшая в области социологии, имеющая опыт руководства на уровне вузовской кафедры руководство которой, кстати, она оставила за собой в полном объеме. Как представляется, не имея достаточного временного ресурса, будучи загруженной множеством обязательств, не готовой мотивационно к полноценному исполнению роли руководителя такого института, директор нашла опору в группе «активистов», компетентность которых не ставилась ею под сомнение. Однако опора на эту группу, готовившую все решения и освобождавшую тем самым директора от «вторичной» для нее работы, неизбежно ставила ее в полную зависимость от этих людей. У тех же под прикрытием высокостатусного директора член-корреспондент РАН неизбежно «разыгрался аппетит». И запущенные в РАН нововведения дали им возможность реализовать свои стратегические цели на тему «кто в доме хозяин». Выбраны были для дискриминации четверо из наиболее квалифицированных сотрудников института, а не какие-нибудь середнячки — Любые аргументы в защиту намеченных «жертв» ни на йоту не смещали изначальные установки директора и его администрации — четыре человека уже приказом директора от 26 июня 2008 г. Интересно, однако, показать, какого рода аргументы выдвигались директором по отношению к каждой персоне. По Бачинину: он признан не соответствующим занимаемой должности потому, что работает, не получая каких-либо грантов, не руководя другими сотрудниками. У него, мол, нет «направления» это при том, что Бачинин работает параллельно по нескольким направлениям: социология религии социология преступности, общая социология. Вообще, мол, со своими потенциалом, Бачинин не пропадет - не сокращать же людей, которые не имеют шансов устроиться… Он-де и сейчас работает самостоятельно, и мы «ситуацию де факто просто перевели в ситуацию де юре». Примерно так же аргументируется увольнение Протасенко в отличие от Бачинина, она только что успешно прошла аттестацию : ее, мол, поддерживает администрация города, значит, она и без института проживет. И это при том, что практически нет в институте сотрудников, которые могут сравниться с нею по ведению многолетних социологических мониторингов, по взаимодействию со СМИ, по участию в экспертных обсуждениях городских проблем. Иная мотивировка дается по Корневу, совсем недавно также успешно прошедшему аттестацию, но после этого выступившему сначала в личном обращении к директору, а затем и публично - на заседании Ученого совета с критикой. С нашей точки зрения — это откровенная расправа с сотрудником за критику. Однако даются и объяснения со стороны директора. Мол, он-де не работает по проекту Европейского Союза своего сектора что заведомая неправда - и сектор вынужден был направить директору специальную докладную записку. Мол, его инициативная тема, связанная с актуальнейшими исследованиями жилищной политики, якобы не вписывается в будущую тематику института Корнев известен также уникальными пионерными разработками по социальному картографированию, а потом - откуда взялась будущая тематика, если ее никто не обсуждал. А вот как принималось решение по Алексееву, чей значительный вклад в отечественную социологию общепризнан, и особенно велика была его творческая активность в аттестационный период. Фундаментальная 4-томная монография «Драматическая социология и социологическая ауторефлексия» вышла в 2003-2005 гг. В прошлом году на Ученом совете СИ РАН было высказано предложение о выдвижении работы на премию. Наверное, отрицательные ответы Алексеева на два вопроса Аттестационной комиссии «Имеете ли Вы гранты? » хотя имел два издательских гранта и «Ведете ли Вы преподавательскую работу? » хотя его исследования и публикации представляют уникальный ресурс теоретических, методологических и методических разработок, широко используемых в преподавании социологии дали оправдание комиссии и администрации для заключения «не соответствует должности» и — далее - увольнения «по сокращению численности». В институте работает немало сильных специалистов и порядочных людей. Их большинство, но в сложившейся ситуации индивидуальных расправ люди боятся пойти на открытое сопротивление произволу. На основании изложенного выше могу сделать следующий вывод. Надо критически оценить научно-организационный потенциал лиц, присвоивших себе право судить настоящих ученых, и загоняющих Институт в научный и административный тупик. События последних месяцев лишь обнажили кризис в жизни и работе уникального в Санкт-Петербурге и стране, признанного творческого научного коллектива. Дальнейшие пути его развития заслуживают всестороннего обсуждения как в самом коллективе, так и на более высоких этажах организации и руководства наукой. Очевидно, что решить эту задачу сейчас возможно только внешней экспертизой авторитетнейших в социологии лиц. Отраженное здесь положение дел в Социологическом институте РАН подробно рассмотрено в моей одноименной аналитической записке. Здесь же предъявлены лишь некоторые из основных позиций проведенного анализа. Саганенко 3 сентября 2008 г. Однако 7 февраля 2008 г. В этом тексте фигурировали уже следующие основные научные направления: - Разработка теоретико-методологических средств описания, объяснения и прогнозирования трансформационных процессов в российском обществе; - История российской социологии. Развитие и структурный анализ электронной базы биографического фонда; - Институциональные эффекты девиантности и социального контроля; - Социальные факторы неравенств в здоровье и социальной поддержке; - Социально-институциональная динамика властных структур и консолидации общества; - Социальные механизмы инновационной деятельности в науке и социально-трудовой сфере; - Трансформации семьи, гендерных и сексуальных отношений в контексте глобальных социальных изменений. Еще месяц спустя новая редакция Устава СИ РАН, с этими основными направлениями научной деятельности, была утверждена Вице-президентом РАН 4. До сведения научного коллектива эти изменения доведены не. В Санкт-Петербургском научном центре РАН этот документ зарегистрирован: вх. Ильина июль 2008 · Jul. Задуман гениальный план: одним выстрелом поразить две цели. Во-первых, ставится задача избавить институты от неработающего балласта. Это вечная и глобальная тема. В США это тоже проблема не из малых: профессор, получив пожизненный контракт, часто пускает побоку всякую научную работу. В нашей же стране с ее неимоверным количеством ученых и очень скромных результатах эта проблема всегда стояла особо остро. Во-вторых, ставится задача существенно повысить заработную плату научных сотрудников, придав экономический смысл до сих пор бессмысленной в этом отношении профессиональной деятельности. Но дьявол кроется в деталях, часто превращающих гениальный план в бессмысленный. Власть решила сделать этот двойной удар просто: пирог спускается в институты, которым предлагается существенно почистить свои ряды и повысить оставшимся наиболее эффективным сотрудникам заработную плату. Но кто и как будет отделять бездельников и отработавших свое людей от активно работающих гениев? Решение найдено традиционное в рамках логики бюрократической системы: у кого власть, тот и умнее. Обладатели властного ресурса администрация и ученый совет теперь могут конвертировать его в право определять, кто нужен, а кто не нужен науке. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы угадать, от кого избавляются в первую очередь. Конечно, от тех, кто удален от власти часто потому, что они занимаются наукой и не имеют времени на участие в бесчисленных заседаниях советов и комиссийи от тех, кто мешает управлять критикой, уводит исследования от тем, которые импонируют администрации и т. Есть, конечно, принятые в мире критерии оценки научной деятельности. Но, во-первых, во всем мире они дают сбои в силу своей формальности, а у нас при отсутствии развитых профессиональных сообществ эти сбои не могут не иметь системного характера. Во-вторых, результаты могут радикально меняться при корректировке механизмов их оценки. А кто и в чьих интересах проводит такую корректировку? Конечно, те, кто имеет власть. В результате получаются совсем по Черномырдину: «хотели как лучше, получилось, как всегда». Есть и еще одно опасное следствие реформы. В институт спускается «пирог» с перспективой: кто выживет побольше своих коллег, тот получит кусок побольше. Все творческие коллективы всегда были склонны к конфликтам. Реформа в ее нынешнем виде многократно увеличивает конфликтный потенциал академической науки. Чтобы победить в борьбе не только за кусок пирога, но и за право продолжать профессиональную жизнь, есть лишь одна гарантия: контроль административных рычагов. Лишь тот, кто побеждает в борьбе за власть в академических учреждениях, получает гарантии признания своих научных заслуг. Управление и борьба за власть — это настолько трудоемкие виды деятельности, что совмещать их с научными исследованиями, требующими безмятежного и во многом праздного ума, проблематично. Все больше ученых переключаются на борьбу за распределение властных ресурсов. Не потому, что они склочники или властолюбцы. Просто в противном случае их товарищи отправят их на пенсию или в менеджеры по продажам. Начало реформы в Социологическом институте РАН в Дело не в достоинствах и недостатках людей, одни из которых победили, а другие лишились работы. При ином распределении властного ресурса с теми же основаниями все могло бы быть наоборот. Дело в созданной сверху организационной ситуации: либо ты стреляешь, либо стреляют в. В такой ситуации из института увольняют Алексеева, без которого институт теряет свой бренд. Этот человек входит в дюжину людей, сформировавших облик советской социологии. Даже если бы он ничего не делал, то он необходим институту, не имеющему иных имен, равных ему по брендовой значимости. Однако его нынешней продуктивности может позавидовать большинство более молодых социологов. Правда, нет проблем подкорректировать критерии оценки тематики и научной значимости работ, чтобы доказать, что он лишний. Но в этой ситуации как части более масштабного процесса реформирования отечественной академической науки подтверждается старый как мир тезис: благими намерениями умощена дорога в ад. Социологического факультета СПбГ, д. Пока, согласно приказу директора СИ РАН Протасенко уволены, по сокращению численности, 1 октября 2008 г. Приложения 1 Директору Социологического института РАН члену-корреспонденту РАН Елисеевой Мы, сотрудники сектора теории и методологии в лице: - ведущего научного сотрудника, доктора социологических наук, профессора Саганенко, - главного научного сотрудника, доктора социологических наук, профессора Бачинина, - старшего научного сотрудника, кандидата социологических наук Прошковой, считаем, что Аттестационная комиссия СИРАН в ее нынешнем составе грубо нарушила указанные базовые требования в отношении заведующего сектором теории и методологии, кандидата экономических наук Каныгина, не дав адекватной оценки его служебной деятельности. Мы серьезно обеспокоены той деструктивной ролью, которую Каныгин играет в жизни сектора теории и методологии. Основания для этого следующие: 1 При выдвижении Каныгина на должность заведующего сектором теории и методологии были нарушены все нормы этой процедуры: не проводилось собрание сотрудников сектора, и сектор не выдвигал Каныгина на должность заведующего сектором. По своим профессиональным, деловым и моральным качествам Каныгин не годился на эту должность, и его назначение явилось актом административного произвола, когда пренебрегли мнениями трех докторов наук и волюнтаристски поставили над ними руководителем кандидата экономических наук, не имеющего значимых работ в социологии. Мы были лишены возможности обсуждения результативности работы Каныгина на посту руководителя сектора, и он был аттестован вопреки той негативной репутации, которая сложилась у него в секторе. В Каныгин не смог организовать нормальную профессионально-научную жизнь сектора: не проводились заседания сектора, не обсуждались актуальные теоретические проблемы, не консолидировались творческие потенциалы сотрудников в русле объединяющих их тематических разработок. Весь этот период Каныгин был занят только собой, своими личными делами, не создав сотрудникам даже элементарных условий для работы: в секторе ни один из докторов не имел ни своего стола, ни компьютера, ни нормальной оргтехники, ни стеллажа для книг, царили грязь, пыль, полумрак и беспорядок. Каныгина в роли руководителя сектора отличается пренебрежительным отношением к нормам нравственности и периодически проводимыми деструктивными выступлениями, направленными на понижение результатов работы сотрудников сектора. Среди таковых многочисленные акции против научной и образовательной деятельности Саганенко, а также совершенно необоснованные, не выдерживающие никакой критики негативистские выпады в адрес г. Бачинина, направленные на его увольнение из института. Каныгина в социологии крайне низок, сфера его научных интересов недопустимо заужена, тема и содержание подготовленной им докторской диссертации носит узко-прикладной характер и фактически никак не связана с задачами развития современной социологической теории и практики. Каныгин постоянно подвергал депривации продуктивную работу сотрудников сектора и одновременно придавал неоправданную значимость своим результатам. При работе комиссии по ПРНД им произвольно трактовались критерии оценок, так что в итоге отдельные сотрудники сектора оказывались с «нулевыми» и «срезанными» в несколько раз показателями баллов игнорировались монографии, интенсивная педагогическая деятельность и др. На чрезвычайно убогом институтском сайте, который курируется Каныгиным, последний выставил информацию только о своих собственных работах, проигнорировав многочисленные работы, выполненные сотрудниками сектора. Все это не позволяет Каныгину достойным образом руководить коллективом социологов, в составе которого находятся высококвалифицированные специалисты, и заставляет нас поставить перед Вами вопрос о служебном соответствии Каныгина занимаемой должности руководителя сектора, настаивать на пересмотре результатов его аттестации. Мы убеждены и решительно заявляем, что такой человек не вправе руководить научным коллективом высококвалифицированных специалистов. Предлагаем вынести обсуждение нашего заявления на ближайшее заседание Ученого совета СИ РАН. Надеемся, что эти здравые требования научного коллектива будут восприняты с должным вниманием. В противном случае мы будем вынуждены обратиться в вышестоящие инстанции РАН. Прошкова 19 июня 2008 г. Примечание В обращенной к председателю аттестационной комиссии СИ РАН Клецину просьбе со стороны. По-прежнему сотрудники сектора находятся в полном неведении относительно аттестации Ядова июнь 2008 Председателю Объединенного совета по защите докторских диссертаций при Социологическом институте РАН Бачинину Уважаемый Владислав Аркадьевич, прошу Вас сообщить Геннадию Каныгину и членам совета, что я отказываюсь быть оппонентом по его диссертации по причинам нравственного свойства. Я осведомлен о его поведении при обсуждении итогов аттестации в Институте. Убежден, в том, что нравственные качества ученого не менее важны, чем его знания и способности. Не могу представить себя выступающим в Ученом совете перед уважаемыми коллегами в роли оппонента, заключающего выступление фразой «Диссертант вполне заслуживает искомой ученой степени». Прошу зачитать это письмо на заседании совета. Муздыбаева апрель 2008 Из документа под названием «Научная экспертиза научно-организационного отчета г. Бачинина за 2007 год по теме «Участие российских христиан в развитии гражданского общества»» Общее заключение и рекомендации Ученому совету СИ РАН Учитывая следующие выводы научной экспертизы отчета Бачинина о том, что он, во-первых, систематически нарушает трудовую дисциплину для выполнения своих должностных обязанностей в Научно-исследовательском центре Ассоциации христианских церквей, где он является руководителем центра, во-вторых, что Бачинин систематически игнорирует необходимость выполнения научной работы согласно плану СИ РАН, предоставляя в качестве отчета не профильные теологические изыскания так! Бачинина не было включено в план НИР СИ РАН на 2008 год, ученому совету СИ РАН рекомендуется принять постановление: 1. Об отмене решения комиссии о надбавках за I квартал 2008 года в отношении Бачинина, тем самым бухгалтерии удержать оплаченную сумму из заработной платы В рамках планового сокращения штатов в РАН, а также с целью повышения эффективности работы института так! При этом учесть и тот факт, что в данном секторе Бачинин также не занимается проблемами теории и методологии социологии. Муздыбаевым на заседании Ученого совета СИ РАН 22. Бачинин, не будучи членом Ученого совета, на том заседании не присутствовал. Более того, вообще не знал о данной «экспертизе». Было высказано мнение, поддержанное большинством, что обсуждать этот документ в отсутствие Бачинина. На очередное заседание Ученого совета, 20 мая, в повестку дня которого был поставлен вопрос «Об обращении членов Ученого совета СИ РАН д. Муздыбаева», по неизвестным причинам, не явились оба автора обращения. Бачинин выступил с ответом на предъявленные ему обвинения. Ниже — фрагменты из его выступления. Бачинина май 2008 Из выступления Бачинина на заседании Ученого совета СИ РАН 2. Он, к сожалению, «ниже плинтуса». И я вынужден в этом названии взять в кавычки и слово «научная» и слово «экспертиза». Я сочувствую, что вам, господа, приходится иметь дело с этой некрасивой историей. Поэтому, чтобы как-то скрасить ваше соприкосновение с ней, предлагаю взглянуть на нее несколько отвлеченно, так сказать, теоретически. Бачинин детально рассматривает ситуацию, возникшую в связи с демаршем двоих его коллег - с разных сторон, которые он обозначает: фактографический, административно-регулятивный, служебно-деонтологический, компаративистско-этический, девиантологический, синергетический, терроро-абсурдологический, персонологический, виктимологический, религиоведчески-правовой аспекты. Резюме Текст так называемой «научной экспертизы», составленный Козловским, представляет собой частное мнение, опирающееся на подтасованные, фальсифицированные данные, на сфабрикованные клеветнические домыслы. Содержание и качество этого текста свидетельствует о недопустимо низком уровне научного и социально-нравственного мышления Козловского, об их предрасположенности к прямым извращениям реальных фактов. Как член коллектива СИ РАН выражаю особую озабоченность той деструктивной ролью, которую играет Муздыбаев в жизни института. Нельзя оставить без внимания тот факт, что «специалист» по вопросам морали открыто и цинично демонстрирует откровенный аморализм собственной жизненной позиции. Его многократные и разнообразные попытки нагнетать настроения враждебности, интолерантности, неуважения к коллегам недопустимы и губительны для нашего коллектива. Они разрушают нормальную деловую обстановку и дискредитируют творческое и нравственное лицо СИ РАН. Своей публичной демонстрацией текста, изобилующего фальсифицированными данными, Козловский ставят под сомнение не только собственную нравственную репутацию, но и свою научную квалификацию как ученых. Я настаиваю на самом серьезном разбирательстве этого вопиющего случая и прошу членов Ученого совета и руководство института подойти предельно ответственно к происшедшему. Убежден, что любое попустительство в данной ситуации не замедлит обернуться различными формами вредоносных последствий для институтского коллектива. Институту не нужны агрессивные скандалисты. Грядущая осенняя проверка из Москвы деятельности СИ РАН не должна застать наш коллектив растерзанным внутренними дрязгами и скандалами. Браславского, поддержанному директором Института Елисеевой, Ученый совет СИ РАН ограничился принятием к сведению обращения Муздыбаева и ответного выступления Елисеева «О Социологическом институте РАН», - приводится список «основных публикаций сотрудников СИ РАН за 2002-2006 гг. Из 60 включенных в этот список монографических изданий 29 принадлежат авторству Среди них — 9 авторских энциклопедических словарей вышедших в 2005 г. Корнева: сокращенная хронология событий май-сентябрь 2008 27. Аттестационная комиссия единогласно признала НК соответствующим должности ведущего научного сотрудника. НК выступает на заседании Ученого совета СИ РАН с конструктивной критикой деятельности администрации см. Ставка, занимаемая НК, исключена из штатного расписания СИ РАН с 1 октября 2008 г. Профсоюзный комитет СИ РАН на своем заседании днем не согласился с увольнением НК: за увольнение — 1 голос, против — 2, воздержались — 3. Вечером директор СИ РАН приглашает НК, чтобы сообщить ему об увольнении посокращению численности, утаивая факт несогласия профкома. НК получает официальное «Уведомление работника об увольнении». НК получает через одного из работников администрации СИ РАН предложение о переводена ставку старшего научного сотрудника, временно освобожденную сотрудницей, ушедшей в декретный отпуск. НК лично передает директору СИ РАН заявление с просьбой о переводе его на предложенную временную ставку с 30 сентября 2008 г. Одновременно директору подана служебная записка, в которой НК заявляет о своей негативной оценке проведения в СИ РАН аттестации и сокращения. В отделе кадров СИ РАН НК предложено подать заявление о принятии его на работу по срочному договору с 1 октября т. Там же НК вручена Почетная грамота РАН, которой он награжден см. Этим же числом 18. Только в 2007-2008 гг. Корнева по количественной социокартогорафии — ныне высоко востребованному научному направлению, единственным специалистом которого в СИ РАН является Еще две публикации по этому направлению ныне находятся в печати. Окончив в 1956 г. Ленинградский университет филологический факультетработал журналистом гг. По окончании аспирантуры ЛГУ, с 1968 по 1979 г. Кандидат философских наук 1970. В российской социологии известны исследования Алексеева в области социологии массовой коммуникации, социологии культуры в частности, театрасоциологии личности, социологии труда, социологии жизненного пути, методологии и методики социологических исследований. Он - один из пионеров применения биографического иных «мягких» качественных методов в российской социологии. Широко известен его эксперимент социолога-рабочего 1980-е гг. Разработанный испытанный Алексеевым оригинальный исследовательский метод - наблюдающее участие ныне вошел в обиход программ учебных курсов по социологии в России. Алексеев — автор около 200 научных работ в том числе семи монографических трудов, не считая соавторскихредактор и составитель порядка 10 научных сборников. В 2003-2005, при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, вышли в свет 4 тома авторской монографии «Драматическая социология и социологическая ауторефлексия». «События в Социологическом институте РАН как ситуация, моделирующая современные процессы в российской общественной науке». The materials are posted as they become available, in the language of the original, with the translations planned for the future. Boris Doktorov and Dmitri Shalin are editing the projects.